MyGitara

»  » » » Ф. Таррега - Глава II - Юность - Снова искушение дьявола

Ф. Таррега - Глава II - Юность - Снова искушение дьявола

автор: Guitar - 4 декабря 2009 - просмотров: 2360 - комментарии (0)    
  • 0

Время шло, с ним шла пора возмужания, и в душе беспокойного юноши страстно росла жажда новых открытий и впечатлений, должных способствовать развитию и созреванию артистического чувства. Кастельон день ото дня был тесной и монотонной скучной клеткой, решеткой, которая лишала полета его фантазии и честолюбивые устремления.

В один из дней 1865 г., не будучи в состоянии сдержать страсть новых открытий и более широких горизонтов, он покинул родительский кров и решительно пустился в путь по Валенсии.

Никакой другой рассказ не опишет нам лучше этот интересный эпизод из жизни артиста, отмеченный неизгладимыми чертами его личного темперамента и воли, чем рассказ нашего незабвенного маэстро Висенте Мария де Гильбери, приведенный им в зале Моцарта в Барселоне по случаю XXV годовщины со дня смерти Тарреги. Цитируем:

“Он тайно сбежал из дому и пешком, маленькими отрезками, предпринял путь в Валенсию. Спутником в путешествии была гитара, она ему помогала продвигаться вперед, т.к. в гостиницах и постоялых дворах он играл на ней, зарабатывая ночлег и несколько монет. В одном из кафе Валенсии он встретился с группой музыкантов, достойных двора Монипозио. Вспомним, как описывает Сервантес музыкальный состав, соответствующий подобному обществу в следующей сцене: “... и ла Эскаланта, сняв туфлю, стала играть на ней, как на бубне; Гамансиоза взяла метлу из новых пальмовых листьев, которая кстати здесь оказалась, и проводя ей по полу, создавала звук, хотя хилый и грубый, но хорошо согласовавшийся со звуком от туфли. Моникозио разбил блюдо и сделал из него две трещетки, которые между пальцами, легко касаясь друг друга, создавали контрапункт туфле и метле”. Сервантес добавляет: “Ринконете и Кортадильо испугались, видя новое применение метлы. Но не нашлось недостатка и в тех, кто смог оценить этот новый жанр, который так легко было прекратить, такую манеру игры, без ладов, клавиш, струн, совершенно безудержную”.


Мы специально привели здесь отрывок из классического произведения, потому что ансамбль из кафе в Валенсии до прибытия нашего героя был не намного лучше; с другой стороны, первый эпизод его артистической карьеры достоин фигурировать в плутовском романе золотого века испанской литературы. Спасти новичка от всякого морального заражения в атмосфере, по выражению Сервантеса, такой потерянной и такой плохой, такой беспокойной, свободной и отделившейся от озорной академии, должна была чудесная музыка.
И, к счастью, эти люди, вдохновленные восторженным юношей, начали видеть возможность своего будущего возрождения. Но, оставив предположения и догадки, мы должны констатировать факт, что банда ревниво завладела вновь прибывшим, один из драчунов взял его под особое покровительство и, желая превратить его в настоящего сеньора, отвел юношу к известному портному, чтобы собственным образом одеть его. Естественно, без оплаты счета, т.к. с ними должны были считаться ремесленники, которые хотели жить спокойно во времена, когда злоумышленники оставались ненаказанными. Отец, узнав о местонахождении сына, тоже пешком пришел в Валенсию, где пользуясь своим авторитетом, снова забрал беглеца в родительский дом.

Мальчик оказался дома, внешне смирившись; прошло около двух лет до тех пор, пока вновь не возобладало артистическое признание над сыновней признательностью, он снова сбежал в Валенсию, присоединился к своим друзьям, играя им на гитаре, что выслушивалось с фантастическим пылом.

Сын графа Парсента, случайно оказавшийся на одном из концертов, был сразу же покорен искусством безбородого музыканта. И, отозвав его в сторону, предложил серьезно заняться музыкой, бежать от этого народника, который в конце концов развратит его. Граф обещал заинтересовать своего отца, чтобы он оказал ему протекцию. На это граф согласился с условием, что протеже будет жить во дворце, где он оборудовал для мальчика мансарду. Радостный юноша обосновался там, но его так называемые друзья, несогласные потерять его, толпой приходили в дом графа, (в котором раньше не бывало столько народу), чтобы послушать мальчика. Граф, обеспокоенный этими неожиданными посетителями, поставил перед ним следующую дилемму: либо отказаться от такой дружбы, либо сразу оставить его дом. Юноша, уже не в силах отказаться от кружка своих безусловных почитателей, принял второе решение, но с его принятием исчезла всякая надежда на протекцию.

Со своей стороны добавим, что во все дни, проведенные под покровительством вельможи и благодаря его личному вмешательству, Таррега смог продолжить свои занятия на фортепиано, начатые ранее в Кастельоне.

До того, как покинуть дом графа или после этого, в окружении свиты таких мошенников, как Эсминель-де-Севилья, произошла сцена, которую рассказал нам сам маэстро и которую из-за ее анекдотичности уместно привести. Один из членов группы однажды вздумал предложить товарищам турне в одно из живописных мест в горах недалеко от Валенсии, с двойной целью: во-первых, съесть обильный обед с вином, затем предаться отдыху под небесным сводом под прекрасные звуки гитары. Идея была с удовольствием принята, и прогулка состоялась с заранее намеченным планом. Закончив обед и сказав все протокольные речи с красноречием и хорошим настроением, Тарреге предложили взять гитару. Он начал, как обычно импровизировать по своему вкусу. Прошло немного времени, начал исчезать последний дневной свет, наступала ночь, когда силуэт, похожий на человеческий, странного вида, одетый в плащ и с мушкетом на плече, с головой, повязанной платком и пистолетом у пояса, нарисовался на фоне неба и медленно направился к группе. Хотя все и видели, что он подошел, никто не удивился, за исключением Тарреги, руки которого свело ледяным холодом.

“Продолжай, друг, продолжай!..,” - сказал ему пришедший спокойным и ласковым голосом. И, обращаясь к другим, добавил: “Хорошие руки у юноши”. Некоторые из присутствующих обменялись с мужчиной несколькими словами, Таррега же тихо спросил своего соседа: “Кто это?” Друг назвал ему имя известного в то время бандита, державшего в страхе весь район.

Вновь пришедшего пригласили составить мнение об умении маленького артиста, он занял лучшее место в кругу и стал слушать. Таррега, поборов волнение от появления незнакомца, вдохновленный огромным спокойствием и величавостью окружавшего их прелестного пейзажа, чудесно играл на гитаре, пока не наступила ночь. Прощаясь, бандит захотел щедро отблагодарить маленького артиста за доставленное удовольствие и вложил ему в руку золотую монету. О личности этого бандита определенного мнения нет. В те времена войн и восстаний, такие личности были нередки, они преследовались законом и сбегали в горы. Вооруженные до зубов, они жили грабежом и разбоем, не останавливаясь даже перед преступлением. Некоторые хотели идентифицировать его со знаменитым “Курносым из Челки”, который верховодил в этом районе в то время. Народная молва описывает этого человека как ловкого, сильного, жизнерадостного, хитрого, как лиса и жестокого, как кошка. Но “Курносому” было далеко до изощренного садизма другой “владычицы гор”, красивой и жестокой, которая редко грабила путников, чтобы затем не отнять у них жизнь. Если кто-нибудь и оставался жить, то ненадолго. Это было только время, пока его вели горами к скрытому убежищу, услаждали неожиданными яствами и удовольствиями и затем благодарили его, как благодарила своих любовников Мария Бургундская.




Другие статьи по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 30 дней со дня публикации.


Copyright © mygitara.ru

Копирование материала с сайта только с разрешения администрации и наличии прямой обратной ссылки на сайт www.mygitara.ru